Историческая справка

Страницы истории института судебных приставов в Коми крае.
История службы судебных приставов нашей республики
неизвестная история очень известной службы.



В Коми крае, как на многих окраинах, «Судебные уставы» 1864 года вводились с существенными отклонениями от провозглашенных буржуазно-демократических принципов и гораздо позже, чем в центре России. Если в Петербургской и Московской губерниях судебные уставы были введены в течение 1866 года, то в отдаленных губерниях и областях их действие окончательно распространилось лишь в к 1899 году.

Большая часть территории современной республики в XIX веке в составе Усть-Сысольского и Яренского уездов относилась к Вологодской губернии.

Сведения о введении должности судебного пристава в уездах связаны с открытием в них во исполнение Высочайше утвержденного 30 марта 1882 года мнения Государственного Совета «О введении мировых судебных установлений и Положения о нотариальной части в северо-восточных уездах Вологодской губернии» судебно-мировых учреждений. Прежде в ряде уездов, в том числе Усть-Сысольском и Яренском, сохранялись дореформенные судебные участки «... с подчинением их по-прежнему Вологодским палатам Гражданского и уголовного суда и губернскому прокурору впредь до упразднения» (Свод законов Российской империи. Т.XVI, Ч.2).

В Усть-Сысольском уезде при уездном съезде мировых судей должность судебного пристава была введена уже в 1882 году. Архивные материалы Национального архива Республики Коми содержат сведения о том, что должность судебного пристава в Усть-Сысольском уезде занимал коллежский регистратор, а позднее - титулярный советник Клочков Степан Степанович.

В 1889 году «Положением о земских участковых начальниках» в России съезды мировых судей были упразднены.На территорию Коми края закон был распространен только с 1 июля 1899 года. В связи с этими изменениями должность судебного пристава Усть-Сысольского уезда перешла в ведение Вологодского окружного суда.

В этом же году приказом № 29 от 8 июня 1899 года С.С. Клочков был назначен на должность пристава Вологодского окружного суда. Об этом свидетельствует письмо председателя Вологодского окружного суда, направленное в адрес С.С. Клочкова и хранящееся в фондах Национального архива Республики Коми.

Для того, чтобы представить объемы работы и ответственности, которая лежала на плечах пристава, достаточно отметить, что по современному административно-территориальному делению Усть-Сысольский уезд входит в границы г. Сыктывкара, Усинского, Печорского, Вуктыльского, Троицко-Печорского, Прилузского, Корткеросского, Койгородского, Сысольского, Усть-Куломского районов, а также части Сыктывдинского района. Основными его обязанностями (по документам национального архива Республики Коми) было исполнение судебных решений о взыскании долгов. Судебный пристав вел входящие и исходящие реестры дел, настольный реестр, в котором записывались дела, находящиеся в производстве.

Присутственные места г.Усть-Сысольска находились в тот период в здании, принадлежавшем ранее В.М. Латкину и выкупленному у него земской Управой за долги. Теперь в нем располагается отдел истории Национального музея республики.

По данным различных источников С.С. Клочков родился в 1865 году в г.Усть-Сысольске. Судя по хранящимся в государственном архиве документам в период нахождения в чиновничьей должности проживал он в доме гражданина Цивилева. Был женат. Жена — Антонина Адольфовна — была дочерью лесного ревизора. Имел пятерых детей.

 

 

«Устьсысольская знать». Снимок 1905 года. (из фондов Национального музея Республики Коми). В первом ряду второй справа — судебный пристав С.С. Клочков

 

 

На должности судебного пристава С.С. Клочков находился весь период деятельности Вологодского окружного суда, то есть, по всей видимости до 1912 года, когда в соответствии с Высочайше утвержденным 12 декабря Законом от 28 мая 1911 года был образован Велико-Устюгский окружной суд с подчинением ему в частности Яренского и Усть-Сысольского уездов.

Дальнейшую судьбу С.С. Клочкова удалось проследить пока только с помощью свидетельств Хроники политических репрессий в Коми крае. В середине 1919 года С.С. Клочков был арестован солдатами Красной Армии. Вместе с ним были арестованы еще 18 горожан, в том числе священник отец В.Катаев, торговцы Камбалов и Есев. По приказу комиссара И.П.Чукичева всех заложников надлежало расстрелять в с.Визинга, но конвойная команда отказалась выполнять приказ.

5 июня 1920 года приговорен Северодвинской ГЧК по обвинению в «пособничестве белогвардейцам» к пяти годам лишения свободы. Поиски информации о дальнейшей судьбе С.С. Клочкова и его потомков продолжаются.

О деятельности судебного пристава Яренского уезда, на территории которого располагаются современные Усть-Вымский, Удорский, Княжпогостский районы, а также северная часть Сыктывдинского района, в фондах Национального архива отложилось очень незначительное количество документальных свидетельств. Отсутствуют точные данные о времени введения должности судебного пристава при уездном съезде мировых судей. Однако, из архивных документов следует, что до ноября 1899 года в Яренском уезде в должности судебного пристава состоял Ф.Томашский. В ноябре 1899 года на должность судебного пристава Вологодского окружного суда по Яренскому уезду был назначен Н.Русанов, проживавший в г.Яренск.

После Октябрьской революции 1917 года на смену судебным приставам Российской Империи пришли судебные исполнители. Судебные исполнители состояли в штате районных народных судов, по своему правовому статусу являлись представителями судебной власти и находились в двойном подчинении органов юстиции и судов.

Работа судебного исполнителя, как и сегодня — судебного пристава, требовала полной самоотдачи, самопожертвования во имя долга. Среди наших ветеранов - Сенькина Анфиса Ивановна (в 1954-1990 г.г. судебный исполнитель Интинского городского народного суда), Гысова (Вахрамеева) Софья Николаевна (1960-1985 г.г. Судебный исполнитель Княжпогостского народного суда), Окулова Елизавета Николаевна (1965-1992 г.г. судебный исполнитель Сыктывкарского городского народного суда), Паюсова Клара Егоровна (1971-1995 г.г. судебный исполнитель Прилузского районного суда), Щерякова Екатерина Александровна (1963-1992 г.г. Судебный исполнитель Ухтинского народного суда), Исакова Альбина Александровна (в 1979-1993 г.г. судебный исполнитель Сыктывкарского городского народного суда), Лисунова Тамара Васильевна (1954-1983 г.г. судебный исполнитель народного суда г. Ухты).

С приказа Министерства юстиции Республики Коми от 08 января 1998 года №3/8 «Об образовании в городах и районах республики Коми подразделений судебных приставов Министерства юстиции Республики Коми в составе приставов – исполнителей» начинает свой отсчет история возрождения службы судебных приставов в Республике Коми.

У истоков этого стояли Шенкман Борис Абрамович, руководивший Министерством юстиции республики, позже - Управлением Министерства юстиции РФ по Республике Коми, в рамках которого создавалась и крепла служба судебных приставов республики. Первым главным судебным приставом Республики Коми был назначен Бураков Илларион Андреевич.

Организация работы территориальных подразделений судебных приставов легла на плечи старших судебных приставов, первыми из которых были Борсова Алла Федоровна (г.Ухта), Пискова Ольга Павловна (г.Вуктыл), Глинков Виталий Викторович (Троицко-Печорский район), Мазаев Александр Анатольевич (Княжпогостский район), назначенные на должности в 1998 году.

С 01 января 2005 года, в результате проведенной реорганизации структур Министерства юстиции Российской Федерации, было образовано Управление Федеральной службы судебных приставов по Республике Коми.

Сегодня в Управлении работают, в основном, молодые, энергичные, образованные специалисты.

Среди ветеранов, проработавших в службе уже больше 30 лет, Галинова Надежда Ивановна (с 1969 года судебный исполнитель, позднее — судебный пристав-исполнитель Усть-Вымского отдела судебных приставов), Дьячкова Алла Николаевна (с 1973 года, отдел по г.Печора), Чупрова Татьяна Федоровна (с 1974 года, отдел по Усть-Цилемскому району), Пастушенко Тамара Михайловна (с 1976 года, отдел по Удорскому району).

 

ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

Судебный пристав как должностное лицо, обеспечивающее вызов в суд участников процесса и исполняющее судебные решения, известен еще древнерусскому судоустройству.

В памятниках русского права лиц, замещающих эту должность, называли отроки, мечники, детские, подвойские и т.д. Суть же их полномочий связывалась, в основном, с исполнением денежных взысканий по решению суда. Насколько значимой была деятельность приставов можно судить по законодательству того времени. К примеру, Русская Правда - один из ранних источников права Древней Руси - за совершенное преступление предусматривала два главных наказания: денежный штраф и смертную казнь. Причем свыше 90% санкций содержали указание на штрафы. В московский период Российского государства престиж исполнителей судебных решений в части денежных взысканий стал постепенно падать. Связано это, в первую очередь, с изменениями характера и содержания назначаемых наказаний. Судебник 1497 года и Соборное уложение 1649 года существенно изменили соотношение имущественных и телесных наказаний в пользу последних. Эта тенденция сохраняется вплоть до XVIII века, когда полномочия судебных приставов отошли к ведению общей полиции. Однако к началу работ по подготовке судебной реформы 1864 года стало ясно, что совмещение полицейских и судебно-вспомогательных функций на новом правовом поле не будет отвечать складывающимся общественным отношениям.

Учреждение судебных установлений (УСУ) возвращает институт судебных приставов в российскую правовую систему. Согласно ст.297 УСУ "судебные приставы состоят при кассационных департаментах Правительствующего сената, при судебных палатах и при окружных судах для исполнения действий, возлагаемых на них уставами уголовного и гражданского судопроизводства и настоящим Учреждением". По решению уездного земского собрания (а в Москве и Санкт-Петербурге по определению городской думы) должность судебного пристава вводилась при съезде мировых судей.
Штатная численность судебных приставов при каждом судебном месте определялась соответствующим руководителем. В среднем 12 - 18 приставов на губернию. Сравнительно небольшое, по сегодняшним меркам, количество судебных приставов легко объяснимо. В соответствии со ст.189 Устава уголовного судопроизводства, наряду с судебными приставами, приговоры в части денежных взысканий, а также решений суда по вознаграждению участников процесса за вред или убытки возлагались на волостных и сельских начальников, а также местные полицейские чины. Судебный пристав так и не стал центральной фигурой в деле исполнения приговоров и судебных решений в части имущественных взысканий. Да, наверное, и не мог стать, поскольку круг его полномочий был сильно ограничен. Так, в обязанности судебных приставов, состоящих при кассационных департаментах Правительствующего сената и при судебных палатах, входило "сообщение тяжущимся повесток и бумаг, по делам, производящихся в сих местах, и исполнение действий, поручаемых им от первоприсутствующего в кассационном департаменте или председателем судебной палаты" (ст.321 УСУ). На судебных приставов, состоящих при окружных судах, кроме того, возлагалось исполнение судебных решений и некоторых других действий в пределах округа того суда, при котором они состояли. В число "отнесенных к их обязанностям действий" включались вызовы к торгам по имуществу несостоятельных должников (публикации в газетах, ведение торга с записью предложенных цен и оформлению покупки), арест имущества, задержание должника и другие подобные действия. На судебного пристава при съездах мировых судей возлагалось принятие на сохранение денежных сумм и других ценностей, передаваемых в качестве наследства, и отсылка их наследникам по решению суда.
Подбор кандидатов на должность судебного пристава осуществлялся преимущественно из числа канцелярских служителей различных ведомств. По своему социальному происхождению они были разночинцы - дети чиновников, духовенства, мещан, унтер-офицеров и купцов. Назначение на должность осуществлялось председателем соответствующего суда. Судебные приставы состояли на государственной службе, имели классные чины (обычно восьмого - десятого класса).
При поступлении на службу судебный пристав получал знак должности, печать судебного пристава (вначале на ней указывалось лишь название судебного органа; позднее эти печати стали именными и дополнялись именными бланками с угловым штампом и штампом входящей и исходящей документации и т.п.), три прошнурованные книги: учета входящей корреспонденции, учета исходящей корреспонденции и денежная приходно-расходная книга.
В течение первого года службы судебный пристав проходил испытательный срок и именовался "исполняющим должность". По истечении испытательного срока судебный пристав утверждался в должности.
Кандидат на должность судебного пристава был обязан внести залог в размере 600 рублей. Эта сумма служила гарантом возмещения возможных убытков, которые могли быть причинены неправомерными действиями пристава. Кроме того, он принимал присягу.
В соответствии с действующим тогда законом судебный пристав не мог поменять место жительства без разрешения председателя суда, при котором состоял. Что же касается денежного довольствия, то у судебного пристава был самый маленький среди чинов канцелярии оклад содержания. Вместе со столовыми и квартирными судебный пристав окружного суда получал в год шестьсот рублей.
Декрет о суде N 1 от 24 ноября 1917 года, упразднив общие судебные установления, приостановил и действующий на то время институт мировых судей. Судебная система Российской Империи фактически перестала существовать как самостоятельный элемент государственной власти. В то же время судебным приставам, как и другим канцелярским чиновникам упраздненных учреждений, "предписывается оставаться на своих местах и под общим руководством комиссаров исполнять все необходимые работы по направлению неоконченных дел, а равно и давать, в назначенные дни, заинтересованным лицам справки о положении их дел"*. Но и они вскоре остаются без работы.